такое вот кино (slavakrasko) wrote,
такое вот кино
slavakrasko

Внимание – Боливия!

Если первая часть путешествия от Санта-Круза до Тарихи укладывалась в рамки формулировки «Боливия – бедная южноамериканская страна», то все что я увидел начиная с Тарихи и до расположенного на границе с Перу города Копакабана позволяет мне сказать, что Боливия – это одна из самых красивых в мире стран с уникальной природой.
К счастью, из Тарихи в Тупицу я ехал днем и потому мог любоваться окружающими пейзажами. Ехал восемь часов, обычным рейсовым автобусом, на заднем сиденье, у окна. В эти восемь часов я совершенно неожиданно для себя понял, что попал в южноамериканский Тибет. Настолько виды из окна автобуса напоминали мне то, что я видел из окна скоростного поезда, который полгода назад нес меня из Лхасы в Пекин. Такая же высота около трех тысяч метров, такая же выжженная полупустынная желто-зеленая равнина, такие же близкие облака, до которых, кажется, можно дотянуться рукой.

Этот район находится в южной части Боливии, совсем близко к границе с Аргентиной и недалеко от чилийской пустыни Атакама. Совершенно случайно, оформляясь в гостиницу в Тупице, я набрел на замечательный пятидневный тур по альтиплано. Сидим с хозяйкой за столом и взгляд падает на разложенные на нем фотографии. Расспрашиваю. Выясняется, что вся эта красота лежит на пути к солончаку Уюни – на джипе все это можно объехать за четыре дня. Дополнительная опция  – восхождение на шеститысячник Утрунку. Естественно, я взял сразу все.
* * *
Мы выехали рано утром 2 января. Моими попутчиками в этом путешествии стали голландка Сюзан и французская пара Сирилл и Марион.
Сьюзан – высокая блондинка с голубыми глазами. Наш человек, бэкпакер. Она всегда путешествует сама, часто – одна. Когда ей был 21 год она на восемь месяцев отправилась в самостоятельное путешествие по Азии и Индии. Интересно было услышать ее рассказ о посещении Москвы, куда ее по программе обмена отправило Министерство транспорта. В этот раз она оставила родное министерство на пять недель, чтобы проехаться по Бразилии и Боливии с рюкзаком за плечами.
Французы, несмотря на молодость, оказались очень интересной парой. Сирилл – высокий 25-летний парень с пронзительно голубыми глазами, казалось, только сошел с рекламы элитного парфюма. Между тем, обычный инженер, который оставил Париж ради того, чтобы переехать в Тулузу к своей возлюбленной Марион. Марион 22 года, миниатюрная, черноволосая, кареглазая она является воплощением типичной француженки, учится на медика.
Чаще всего они обращались к друг другу «mon amour» (в переводе не нуждается) или ласково называли друг друга «boulet» (что значит кандалы, ярмо). Было у них и настоящее ярмо – 25-килограмовый длиннющий рюкзак с кайт-серфом внутри. Они серфили на побережье Бразилии больше четырех месяцев и теперь выдвинулись через Боливию в сторону Перу. Идея путешествия принадлежала Сириллу, он готовился почти три  года, а Марион встретил немногим больше, чем за полгода до старта. Марион поддержала своего возлюбленного и, несмотря на то что была очень домашней девушкой и дорожила учебой, приняла мужественное решение оставить на год университет и родителей и отправилась с Сириллом в это длинное путешествие. Эти поступки являются удивительным примером того, как можно  ради отношений идти на компромисс, не наступая при этом на горло ни собственной песне, ни песне того кто с тобой. Даже когда мы штурмовали гору, Марион стиснув зубы шла наравне со всеми и тащила рюкзак, а Сирилл, не доходя до пика метров пятьдесят, остановился и ждал когда подойдет его девушка, чтобы взойти на вершину вместе.
* * *
Мы проводили в пути каждый день по восемь-десять, делали много остановок, чтобы погулять, пофотографировать. Обедали обычно на природе (помимо водителя нас сопровождала повар Лидия). За эти дни мы увидели очень много.
Оранжевые горы, изумрудные и оранжевые озера, желто-зеленые полупустынные степи, режущие глаз белизной солончаки – игра красок неземная. Несмотря на суровый климат фауна здесь достаточно разнообразная. Викуньи, ламы, вискачес, лисы, фламинго – нам удалось увидеть всех этих представителей животного мира. Видели мы также и заброшенный старый город, где когда-то добывали золото, а потом все жители погибли от спустившегося с гор ядовитого газа. Иногда среди пустыни встречались одинокие домики местных жителей – они живут здесь круглый год, выращивая лам и один-два раза в год идут в цивилизацию, чтобы их продать и купить необходимые дня жизни товары.
За последние восемь лет климат здесь стал намного суше и жарче. Несмотря на то, что в декабре должен был начаться сезон дождей, за все пять дней мы практически не видели ни облака. «Такого еще не было. Если так будет продолжаться, они вырежут всех детенышей лам – их нечем кормить» – сказала Лидия.
На третий и четвертый день мы ехали по руслу гигантской реки. Высохшей. Только изрезанный течением древний берег и кое-где еле живые ручейки, поддерживающие жизнь в скудной, похожей на мох, растительности, напоминали о том, что здесь была река. Окружавшие нас цветные скалы напоминали мне ландшафт Королевства Мустанг.
Небо здесь было такое же головокружительно звездное как и в Непале, но другое  – все же это Южное полушарие. Мы с Сириллом почти каждый вечер проводили под этими звездами, соревнуясь, кто сделает самую фотографию неба.
В конце четвертого дня мы достигли огромного озера, некогда окружавшего высокую гору. «Когда-то сотни тысяч лет назад оно вместе с Уюни и Титикака входило в одну систему озер» – объяснила Лидия. Сейчас, когда мы ехали по покрытому солью дну этого высохшего озера, я думал о тех драматических изменениях, которые высушили некогда огромные озера, полноводные широкие реки и превратили в пар снег, когда-то лежавший на вершинах местных гор.
Рассвет пятого дня мы встретили на возвышающимся над солончаком Уюни острове. С высоты примерно пятидесяти метров открывался замечательный вид на бесконечную соляную пустыню. Небо со стороны восходы становилось все светлее, пока наконец не разродилось огненным шаром, который осветил своими лучами облака, солончак и утыканный высокими кактусами остров.
Когда мы спустились вниз было уже совсем светло. Однородный белый пейзаж солончака, прозрачный воздух и отсутствие чего либо еще скрадывали ощущение перспективы и стали прекрасными условиями для фотографических экспериментов.  Например, я мог держать на своих ладонях крошечную Сьюзан и крошечную Марион.
* * *
Сюзан, Сирилл, Марион и я очень сдружились за время нашего пятидневного из Тупицы в Уюни и поэтому даже после него мы поехали вместе из Уюни в Ла Пас, жили вчетвером в одной комнате, ездили на экскурсии, ходили в ресторан. Ребята очень оценили русскую традицию произносить тосты и вместо бессмысленного «чирс» научились произносить неплохие речи.
* * *
После Ла Паса я уже один поехал в симпатичный городок Копакабана на границе с Перу и оттуда за час на пароме добрался до Острова Солнца. Это тихое место с остатками древних инкских строений и впечатляющими видами на озеро Титикака и возвышающиеся вдали вершины Анд. Приехав в обед, я разместился в расположенной наверху острова гостинице с окнами на закат. Смотришь в окно – закат. Открываешь дверь номера – закат. Тут же при гостинице ресторанчик под открытым небом, сидишь за столиком, а перед тобой – закат. И тишина.
Такой я запомнил Боливию.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments